Лента

Обаку сидит на снегу. Он без шапки, снег ложится на черные волосы и падает за шиворот. Но Обаку это не волнует. Он умер. Его взгляд рассеян, глаза неподвижны. Обаку выдыхает воздух ртом. Каждый выдох производит много пара, который, впрочем, тут же исчезает в иссиня-черных сумерках.

Лариса идет домой с работы и случайно замечает Обаку неподвижно сидящим на снегу без шапки. Снег, видимо пытаясь исправить этот недостаток Обаку, создал у него на голове небольшой сугроб. Ларису это не интересует, она подходит к Обаку, наклоняется и заглядывает ему в глаза. Глаза неподвижны. Лариса выпрямляется, и поворачивается к Обаку спиной. Некоторое время она стоит, глядя в даль. В этот момент ее глаза очень похожи на глаза Обаку, но она об этом не знает. Вдруг Лариса выкрикивает ругательство, бьет Обаку каблуком в грудь и быстрым шагом уходит домой.

От удара Обаку падает на спину. Теперь он лежит, глядя в чернеющее небо, его руки распростерты, а на лицо падают снежинки.

Через некоторое время тело Обаку приходит в движение, он неуклюже поднимается и уходит вслед за Ларисой, пытаясь попадать в ее следы.

Снег продолжает идти как ни в чем не бывало, постепенно засыпая то, что осталось от Обаку и Ларисы.

Дальше экран чернеет, и идут титры. Акира все смотрит в экран, хоть и не читает титры. Ему нравится музыка, на фоне которой они ползут. Да и сами белые строчки на черном экране завораживают взгляд и делают музыку еще более волшебной. Вера тянется за пультом, но Акира предусмотрительно спрятал его под диван. Вера никогда не досматривает титры, хотя, по мнению Акиры, титры — это наиболее важная часть фильма, его апофеоз.

Вера становится между Акирой и экраном. Акира достает пульт и отдает его Вере. Она берет пульт и, сев рядом с Акирой, переключает один канал за другим, особо не пытаясь вдумываться в то, что успевает заметить между переключениями.

Через некоторое время у Акиры рябит в глазах. Он закрывает их, и возникшая темнота превращается в послеобраз экрана с цветными пятнами. Акира рассматривает пятна, и постепенно темнота становится более однородной. У Акиры возникает ощущение, что вот-вот пойдут титры. Он уже почти слышит финальную музыку фильма. Но вместо титров начинает идти снег, и Акира обнаруживает себя сидящим без шапки под снегом в сумерках.

Юджи перечитывает написанный сценарий. Он не может не считать это бредом, но Ире, похоже, чем бредовее — тем больше по вкусу. Ира обещала уволить Юджи еще в прошлом месяце, и этот сценарий — его последняя соломинка. Хотя, с другой стороны, Юджи уже свыкся с мыслью об увольнении, и теперь уже этот сценарий — последнее, что удерживает Юджи здесь.

Ира не собирается увольнять Юджи. Даже более того, она высоко его ценит. Но она также знает, что Юджи начинает писать по-настоящему только почувствовав себя на краю пропасти. И эту пропасть Ира искусно обеспечивает вот уже восемь лет. Все те восемь лет, которые они живут вместе. Ведь кроме профессиональных отношений, они еще и муж и жена.

На этом месте Обаку всегда просыпается. Ему каждый раз интересно, уволит ли жена своего мужа-сценариста, но всю неделю, которую Обаку снится этот странный сон, он просыпается в аккурат на одном и том же месте.

Обаку рассказывает сон Ларисе. Лариса берет с книжной полки сонник и начинает его листать. Пролистав до конца, Лариса листает сонник в обратном порядке. На одной из страниц Лариса останавливается, длинным ногтем делает отметку в тексте и дает сонник Обаку.

Обаку ищет отметку в тексте, потому как не видел, где именно Лариса ее сделала. Ларисы уже нет, после себя она оставила только хлопок дверью, да и то, слишком быстро перекочевавший из реальности в память Обаку, словно в корзину для мусора. Каждый день, кроме входных, такой хлопок возвещает уход Ларисы на работу.

Обаку ищет отметку в тексте, но никак не может ее найти. Он опасается, что пока Лариса передавала ему сонник, нужная страница перевернулась, и теперь он ищет отметку еще и на соседних страницах.

Так и не найдя отметки, Обаку звонит Ларисе, пытаясь выяснить, не пошутила ли она над ним. Но Лариса, как ни в чем ни бывало, сообщает Обаку номер страницы, на котором она оставила отметку.

Обаку возвращается к соннику. Ни одна из пересмотренных им страниц не имеет номера, названного Ларисой. Обаку ищет нужную страницу и находит ее в самом конце книги. Это страница «для заметок». На пустой странице лишь небольшая черта, продавленная ногтем.

Некоторое время Обаку размышляет над пустой страницей, после чего берет ручку и начинает аккуратно записывать приснившийся ему сон.

Перечитав написанное, Обаку не может не считать получившееся полнейшим бердом. Но раз Лариса оставила черту именно здесь, зафиксировать свой сон — это именно то, что она хотела, чтобы он сделал.

Обаку кажется, что чего-то не хватает. Тогда он переворачивает страницу, и на следующей странице «для заметок» пишет титры. Он придумывает имена актеров, играющих роли в его сне. Актрисе, играющей Иру он дает имя Вера, а сценариста Юджи играет некий Акира.

Акира большой любитель кино. Но кино он любит профессионально, как актер. Акире немного жаль, что он никогда не сможет смотреть фильмы глазами зрителя, но это придает фильмам некую, существующую только для него, Акиры, тайну.

Каждый фильм — как целый мир. Он дразнит Акиру тем, что виден лишь небольшой своей частью, а остальную, бесконечную часть себя неизбежно скрывает за кадром. Акира ощущает себя узником, удел которого видеть мир лишь в небольшом квадрате экрана-окна.

Машинально Акира переводит взгляд на окно. За окном иссиня-черные сумерки и снег. Акире начинает казаться, что это концовка фильма про Обаку и Ларису, и сейчас пойдут титры, которые ему не дала досмотреть Вера.

Акира берет маркер, подходит к окну и пишет титры на оконном стекле: «в роли Обаку — Акира, в роли Ларисы — Вера».

Все это Юджи дописывает после того, как заглянув в кабинет Иры, ощутил на себе ее недобрый взгляд. Теперь Ира читает сценарий и довольно улыбается. Ира довольна, и Юджи понемногу успокаивается.

Дочитав сценарий до конца Ира смотрит на Юджи с хитринкой. Юджи пытается разгадать этот взгляд, но Ира облегчает ему задачу сообщая, что не хватает титров. Не найдя ручки, она достает из сумочки помаду, и пишет ею на последнем чистом листе сценария, который Юджи специально оставил для ее заметок: «в роли Обаку и Акиры — Юджи, в роли Ларисы и Веры — Ира».

Юджи непонимающе смотрит на Иру. Она, наслаждаясь растерянностью Юджи, нежно говорит ему, мол эти роли некому играть, кроме нас.

Эти роли некому играть, кроме нас.

---

Автор: Денис Зикеев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Top

Rambler's Top100