Ритрит непрерывной практики

интервью питерскому порталу infoYOGA

Валера: Я еще до ритрита планировал взять у тебя интервью, и у меня было довольно много вопросов. Но сейчас, после ритрита, я чувствую, что все вопросы как бы растворились. Я их, конечно, помню, но теперь они не имеют никакого смысла. Может быть, ты сам расскажешь о новой форме проведения твоих семинаров?

Денис: В самом твоем вопросе присутствует некоторое настроение, которое я бы назвал «до и после». Этим настроением пропитано все, что связано с ритритами и, более того, это самый принципиальный момент этих мероприятий. Раньше я занимался ознакомлением широких масс с подходами, которые я применяю в собственной практике. Я не давал никаких техник, так как у меня, их нет, но делал все для того, чтобы люди прочувствовали саму направленность этой работы. Теперь эта фаза закончилась, и количество должно перейти в качество. Новому наполнению семинаров должна соответствовать адекватная форма. Она найдена. Это ритриты непрерывной практики, когда время занятий составляет 9-12 часов в день, в течение пяти-десяти дней. Ритриты предназначены для людей, которые очень остро ощущают искреннюю потребность в радикальных внутренних изменениях. Это люди, которые уже сделали очень важный шаг в этом направлении, а именно, отбросили все свои надежды на школы, системы и традиции и осознали, что если что-то и можно сделать, то только самостоятельно, только искренне, только вложив всю свою энергию, и только прямо сейчас, а не завтра. Это люди, у которых в нервной системе «тикает» своеобразный обратный отсчет, и он не дает им зависать в полусонном, вялом, озабоченном состоянии. Этот обратный отсчет высвобождает энергию, необходимую для работы. Если этого обратного отсчета нет, то можно сидеть с закрытыми глазами сколько угодно — толку никакого. И я знаю, что подавляющее большинство тех, кому такая практика не подходит, не захотят или не смогут приехать. С другой стороны, если человеку этот ритрит необходим, все в его жизни сложится так, что он приедет. Время, деньги и прочие факторы — ничто по сравнению с искренним намерением оказаться в условиях, в которых возможен моментальный «квантовый скачок» к другому способу жизни. Это не обязательно должен быть мой ритрит или какие-то особые мероприятия, но для некоторых они могут стать детонатором «внутреннего взрыва». И все те, кто приезжают работать, обнаруживают, выходя из ритрита, что параллельно с их личностями в них начинает жить совсем иная сущность. Эта сущность уже не даст человеку вернуться на старые рельсы, а если даже он сможет вернуться, то нечто в нем будет при любом удобном случае выталкивать его из «своей тарелки».

Валера: Есть ли принципиальное отличие между твоими ритритами и другими курсами медитации, например, випассоной?

Денис: Давайте для начала выясним, что такое ритрит. В переводе с английского retreat — это уединение, удаление от общества, уединенное место, убежище, пристанище, приют. То есть, некоторые условия, способствующие практике. Курс випассаны — это тоже ритрит. Но условия практики и сама практика — это разные вещи. Многие думают, что если они совершили подвиг и просидели столько-то часов в день с закрытыми глазами, то это и была практика. Да, в результате молчания и медитативных техник, практикуемых на курсах випассаны, у людей повышается чувствительность, формируется иное состояние сознания. Но попробуйте иметь тот же уровень чувствительности через месяц после курса. Да и не видел я еще человека, который бы ясно осознавал природу того состояния сознания, в котором он находится после випассаны. На самом деле о том, на сколько человек практиковал в ритрите, можно судить только в жизни. И не на следующий день после ритрита, когда еще сильны механические эффекты отмены стереотипов обычного образа жизни, а через неделю, через месяц, год. По моим наблюдениям, КПД практики тех, кто проходит курсы випассаны, составляет в лучшем случае около одного процента. Но я не вижу в этом несовершенства практики. Это просто говорит об элементарном непонимании людьми своих действий, ситуации и мотивов. Если сравнить человека до випассаны и через месяц после нее, разница будет только в наличии воспоминаний о каком-то состоянии и убежденности, что випассана — лучшая техника на свете. Это иллюзия. Не существует техники жизни, техники осознавания себя или техники быть восприимчивым к происходящему. Если человек на это направлен, он будет это делать без всяких техник. В противном случае ничто не поможет. Все это справедливо и для моих ритритов, поэтому я делаю все, чтобы люди прежде всего прочувствовали свою направленность и не создавали себе опоры и надежды. Есть и другие принципиальные отличия в подходах, но для того, чтобы их прояснить, пришлось бы очень глубоко вдаваться в нюансы функционирования сознания, энергетики и работы мозга. В любом случае, если кому-то больше подходит випассана, имеет смысл практиковать именно ее. Пусть каждый выбирает сам. Любая подобная практика полезна для того, кто знает, как ею воспользоваться. Тому, кто не знает, а точнее не чувствует — все равно не поможет ничего.

Валера: Для многих неоспоримым преимуществом випассаны является то, что этой технике около двух тысяч лет. Ты же, насколько мне известно, не принадлежишь ни к какой традиции.

Денис: Для того, чтобы практика была настоящей, живой, она должна существовать в настоящем моменте, здесь и сейчас. Это возможно только тогда, когда человек свободен от прошлого, от всего того барахла, которое он тащит за собой. Все эти тысячи лет ничем не помогут в бесконечности настоящего момента. Ни один учитель, ни одна техника, ни одна традиция не научат жить и осознавать.

Валера: В таком случае, какова же твоя роль в этих ритритах?

Денис: На ритрите я выполняю функцию зеркала, которое может человеку показать его самого изнутри. Причем, от этого зеркала в течение всего ритрита буквально некуда деться. Оно провоцирует участников на активную работу, не давая им ухватиться за что бы то ни было внутри или снаружи. Я не заинтересован в навязывании людям какой-либо техники. Мне интересны сами люди. Они являются и целью, и средством, и полем работы и результатом. В силу того, что в среднем в ритрите участвуют десять-пятнадцать человек, у меня есть возможность и время отслеживать состояние не только группы в целом, но и работу каждого человека.

Валера: звучит несколько расплывчато. Я думаю, тот, кто еще не успел побывать на ритрите, читая это интервью, вряд ли поймет, в чем заключается сам смысл этой практики. Зачем вообще человеку участвовать в ритрите, с какой целью?

Денис: Это довольно сложная тема, но я все же постараюсь объяснить. Есть несколько вариантов отношения людей к практике. Наиболее распространенная категория — это так называемые «пробователи». Ее представляют люди, влекомые интересом к чему-то необычному. С таким же успехом можно было бы сходить на представление Коперфильда и приобщиться к некоему волшебству. Но если в случае с Коперфильдом человек знает, что все это «ловкость рук и никакого мошенничества», то здесь есть интрига встретиться с чем-то действительно необычным, вроде НЛО и тому подобного. Поэтому такие люди коллекционируют всевозможные «техники», которые они опробовали на себе. Чем более незаурядная личность предлагает их попробовать, чем больше фокусов может показать гуру, тем выше его авторитет и тем с большим азартом люди «пробуют» то, что он предлагает. В качестве результата «пробования» человек видит некоторый психоделический эффект, наступающий в результате применения техники. По тому, на сколько человека «заколбасило» определяется то, насколько техника рабочая. Есть еще одна группа практикующих, я бы назвал их «озабоченные» или «искатели». Эти люди всерьез озабочены достижением просветления, нирваны или еще каких-то миражей. «Озабоченный» человек сам для себя представляет проблему, разрешение которой он видит в достижении некоторого выдуманного состояния. Такого же выдуманного, как и сама проблема. Понятно, что «озабоченный искатель» обречен на пожизненный поиск и пожизненную неудовлетворенность. Есть школы, которые представляют собой нечто вроде клиник трудотерапии для душевнобольных. Они обещают всем озабоченным искателям гарантированное просветление этак жизней через пять, если они будут усердно выполнять изо дня в день некоторые монотонные действия. Человек успокаивается, на его лице появляется блаженство, так как теперь-то он нашел настоящего гуру и дальше всю жизнь делает нечто, предположительно ведущее его к просветлению, плюс монотонные повторяющиеся действия способствуют душевному покою. Чем больше людей вовлечены в эту трудотерапию, тем сильнее у всех них уверенность, что так много людей в течение тысяч лет не могут обманываться, и есть все основания полагать, что надежды будут оправданы. Чем больше они убеждают в этом других, тем сильнее верят сами. Продвинутые «клиники» регулярно проводят массовые мероприятия, на которых «пациенты» получают небольшую инъекцию блаженства, что укрепляет их веру и придает силы для еще более усердной трудотерапии. Эзотерическая культура формирует эти типы личности, питает их мечтами о вечном удовольствии единения с Богом и образами просветленных старцев. Точно также, как в обычном социуме человеку внушают образ успеха и счастья, складывающийся из ряда материальных ценностей, в эзотерическом мире человеку внушают недостижимые выдуманные миражи вершин духовной иерархии, которая ничем реально не отличается от иерархии социальной. Все это элементарная человеческая погоня за удовольствиями и самоутверждением. Как-то учеными проводился эксперимент, в котором крысе вживили в центр удовольствия электрод и дали педаль, от которой в этот электрод подается импульс. Крыса давила на педаль пока не сдохла от голода и переутомления. Все «озабоченные искатели» грезят о такой педали. Для них просветление, нирвана — это заполучить такую педаль удовольствия. С другой стороны, во всех социальных группах есть люди, которых я бы назвал «мутантами». У этих мутантов мозги устроены так, что небольшая часть сознания остается свободной и не вовлеченной в структуру автоматической активности. Эта свободная часть постоянно дает о себе знать и не дает человеку стопроцентно слиться со своей личностью. Если эта часть недостаточно сильна, ее можно нейтрализовать, превратив человека в «пробователя» или «озабоченного». То есть, структура личности в этом случае становится устойчивой к нападкам неизвестного. Но если объем свободного аспекта сознания превышает некоторый порог, человек уже ни в чем не может найти себя. Для такого человека выхода два: либо устранить саму физиологическую основу этой свободы через алкоголь или наркотики, либо перейти на сторону этой небольшой части и перестроить свое сознание, да и вообще весь способ жизни в соответствии с этой особенностью. Вот на это и направлена практика. Она по своей природе предназначена исключительно для таких вот мутантов. Цель очень простая — мутировать окончательно и бесповоротно. Поэтому в этой практике начисто отсутствует иерархия, так как человеческое «я» мутирует настолько, что выходит за рамки структур сознания, которые занимаются сравнением «меня» и «тебя», субъекта и объекта. Да и удовольствия в привычном понимании этого слова здесь тоже нет, так как то альтернативное сознание, которое мы развиваем, необусловлено и удовольствием тоже.

Валера: Как часто ты планируешь проводить ритриты, и как часто имеет смысл их посещать для окончательной «мутации»?

Денис: На эту зиму запланировано три ритрита: под Харьковом, в Тайланде и в Подмосковье (2007-й год). Что будет дальше, я не знаю. Эта тема как бы обладает своей самостоятельной жизнью, и если эти ритриты адекватны и своевременны, они каким-то образом займут свое место в реальности. В противном случае они просто исчезнут, растворятся в ней. Мне даже интересно, насколько это жизнеспособное явление, поэтому я и говорю сейчас вещи, которые, я уверен, многих оттолкнут от этих мероприятий. И это правильно. Ритриты предназначены для безнадежных, отчаянных индивидов, которым плевать на слова и их возможные интерпретации. Такие люди получат безмолвное приглашение и приедут.

Валера: Все же, как часто нужно посещать ритриты, чтобы практика прогрессировала?

Денис: До состояния абсолютной свободы и всеобъемлющей гармонии на самом деле рукой подать. Свобода и гармония совершенно естественны для человека и для их достижения ничего не нужно делать. Но люди прилагают массу усилий для того, чтобы вопреки этому загонять себя в натужное загруженное состояние обусловленности и беспросветной озабоченности собой. То есть, на сопротивление свободному состоянию уходит масса сил и энергии. Для того, чтобы все это отбросить, нужен всего один миг. И вся проблема в том, что мы не замечаем то, как упорно мы держим весь этот груз в себе, и, самое главное, мы не осознаем, чем именно мы его держим. Это я к тому, что в принципе достаточно всего одного ритрита. В тоже время я отдаю себе отчет, что соотношение стремления к свободе и сопротивления этому стремлению таково, что за один раз человек вряд ли разрешит себе полностью освободиться. С другой стороны, прочувствовав практические принципы, можно и нужно практиковать уже в жизни. Короче говоря, те, кто уже прошли ритрит, сами почувствуют, когда нужно пройти еще один.

Валера: Планируется ли какое-то разграничение по уровням, ведь на очередной ритрит могут приехать и новички и «ветераны»?

Денис: Если человек почувствовал себя ветераном, нашел на свалке собственного опыта какие-то мнимые ценности в виде неудавшихся попыток покинуть эту самую свалку, он наглухо заблокирован и ему придется еще разблокировать «ветерана» в себе. Все мы навсегда останемся новичками перед лицом настоящего момента, поэтому вряд ли предвидятся какие-то разграничения, но, возможно, в итоге будут сформированы несколько закрытых групп, с которыми регулярно будет проводиться работа. Как таковых уровней не будет. Все эти уровни и ступени только усиливают ненужную суету вокруг практики.

Валера: Я слышал, ты собираешься встраивать в ритриты практику йоги. Я имею ввиду практику асан:

Денис: Честно говоря, я планировал проводить одно-два занятия йоги уже на этом ритрите. Но, увы, люди пока не готовы к этой практике. Я считаю, что для адекватной практики йоги нужно обладать приличной энергетической чувствительностью и умением «отпускать» энергетику тела. Пока об этом речи нет. Мы на ритрите работаем с тем, что есть, и если планы неадекватны состоянию людей, я без сожаления от них отказываюсь. Но, рано или поздно, мы к йоге придем.

Валера: Звучит довольно необычно. Ведь принято считать, что практика асан — это самый начальный этап?

Денис: Такое мнение навязано теми, кто занимается массовым распространением «коммерческой» йоги. Идея простая: «если вы не хотите ничего чувствовать и осознавать, занимайтесь хотя бы физкультурой, так как это все равно лучше, чем пить водку». Мне такой подход не интересен. Каждый человек и без меня способен разобраться, что ему лучше. Но вот для тех, кто действительно направлен на практику, йога — очень глубокий и мощный инструмент, требующий ясного понимания и осознанного подхода. Йога — это довольно эффективный метод развития энергетики тела, но в этом теле уже должны присутствовать более-менее свободные мозги.

---

Автор: Денис Зикеев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Top

Rambler's Top100